Замок

 

5. Политическая секция.

Эта секция включала рекламу, PR-мероприятия, и, естественно, политическую деятельность.

— Тут тебе и карты в руки, — сказал я Доярке.

— Ну, в чем-то я безусловное могу помочь, но, что касается политики… — засомневалась та.

— А если будут работать плохо или не в том направлении, то мы их поправим, — зловеще добавил Ленин.

— Наймешь политологов, — вставил Меценат, — Их сейчас, как собак нерезаных. Главное, чтобы в нужном направлении работали.

6. Секция экономического обоснования новой общественной формации.

Для крупных руководителей никакая идеология не может являться существенным фактором при принятии решений. Для того, чтобы изменения в обществе получили их поддержку, потребуется достаточно квалифицированное обоснование преобразований, которая на цифрах бы показывало преимущества и экономическую эффективность новой общественной формации.

— Стены рыцарских замков подрыл доллар, — усмехнулся Меценат.

— Индустриальные мощности устаревших технологий могут измениться только благодаря более высокой рентабельности  новых технологий, — сказал Старик, — Нам и в этой секции придется нанимать лучших экономистов для подготовки грамотных и убедительных документов.

— Хорошо излагаешь, — пробормотал Енотов, Прям, как с трибуны… по листочку.

— А мне все это смутно напоминает четвертый сон Веры Павловны из романа Чернышевского «Что делать?» — еле слышно пробурчала Доярка.

7. Секция инвестиций.

В данной секции работали Старик с Лениным и никого туда не подпускали. Впрочем, дефицита финансирования не ощущалось, поэтому такое положение вещей всех устраивало.

На одной из встреч с черным мониторов Меценат спросил:

— Ты говорил, что помощь UAI в интернет-продвижении будет эквивалентна сотням миллионов долларов. 

— Именно так, — подтвердил черный монитор, — Точнее сейчас сказать сложно.  Могу только сказать, что стоимость создания и раскрутки общественной части Проекта значительно больше, чем вы сейчас можете представить. Конкретная сумма может быть определена только в ходе Проекта.

— А какая примерная сумма может быть привлечена Объединенным искусственным интеллектом для Проекта?

— Инвестиции потребуются только на базовом этапе. Дальше Проект выйдет на самоокупаемость. Также, как и ваша, так называемая, креативная часть.

— Почему «так называемая»? — с обидой спросил Володя Енотов.

— Потому что «общественная часть» Проекта тоже креативная. И еще какая креативная. Это огромная работа, как по важности, так и по финансам. Хотя, название не имеет особенного значения. Как назвали, так и назвали. Для Проекта сейчас в блокчейн-хранилище зарезервирована некоторая начальная сумма. При необходимости, она будет увеличена.

— Какая сумма? — спросила Доярка. Все остальные с интересом посмотрел на черный монитор.

— Сейчас, — черный монитор помолчал несколько секунд, видимо где-то получал информацию, и ответил, — Семь миллиардов долларов.

***

Когда Володя Енотов просмотрел мои тезисы по общественной части Проекта, он присвистнул от удивления:

Алгебра Слова

— Знаешь, что только что подумал?

— Конечно, я же умею читать мысли, — ответил я.

Володя озадаченно посмотрел на меня, потом махнул рукой и продолжил:

— Четыре творческие направления: музыка, литература, кино и игра, это четыре ангела. Они, типа, души Проекта. А секции общественной части, это… знаешь, что?

— Ну да. Я же сказал, что знаю.

— А вот и нет, — Володя хитро прищурился, — Весь Проект, это замок в облаках, а секции, это башни. Чем больше башен, тем неприступнее замок! А ты по замку ходишь и зажигаешь свечи в канделябрах! А весь этот замок стоит на прочном фундаменте всеобщего эквивалента!

Я внимательно посмотрел на Енотова. Устал он, похоже. Вымотался за последнее время, ведь мы работали в режиме «ошпаренной кошки».

— Володь, ты же сказал, что замок в облаках, а не на прочном фундаменте… Иди домой, поздно уже! Мне надо закончить, я тут еще часа на два зависну, а ты меня отвлекаешь, — попросил я.

Мы попрощались, и Енотов поехал домой.


<< >>