Музыка

Возникшая тишина показала, что никто из собравшихся этого не знал. Я поднялся с места и, подойдя к окну, открыл форточку.

— Кто-нибудь из вас умеет делать окна? — спросил я.

— Что? — в один голос воскликнули Доярка и Меценат.

— Я говорю, окна кто-нибудь из вас делать умеет? — не дождавшись ответа, я продолжил, — Никто не умеет, если молчите. Но окна же у нас в кабинете, да и вообще везде есть. 

— Ты это к чему? — непонимающе нахмурилась Доярка, а Енотов хитро посмотрел на меня, видимо поняв, куда я клоню.

Я закрыл форточку, прошел и сев обратно на свое место, сказал:

— Не надо знать, как делать окна, чтобы их иметь. Не надо знать, как устроен автомобиль, чтобы им управлять. Не надо знать, что находится внутри системного блока, чтобы работать на компьютере. Гела не знает, как сделать игру. Но ты же не гейм-девелопер?

Гела отрицательно мотнула головой.

— Я системный администратор.

— Ты системный администратор и руководитель айтишной части нашего Проекта. У тебя в подчинении несколько специалистов по разработке игр, а также есть несколько рамочных договоров с компаниями, занимающимися гейм-дизайном. Ставь им задачу, пусть работают. Расскажи им идею, направь выборку по игре из того материала, который я разослал всем.

Старик усмехнулся:

— А если надо будет, Март им лекцию прочитает про светлое онлайн-будущее.

Гела кивнула мне и сказала:

— Ясно. Я сформирую им техническое задание из твоих материалов. Что получится только, не понятно.

— Если не понимаешь, надо начать делать, понимание в процессе придет. — посоветовал я, — Вот увидишь. Начинай сегодня же. Сделают не так, поправим. Не думай, что сразу все получится. А то ты зациклилась на чисто технических моментах: обеспечение безопасности, развертывание серверов, создание ERP-системы, корпоративной сети… Все это нужно, конечно, но это обеспечивающая инфраструктура. Пора начать делать то дело, ради которого вся эта инфраструктура создается.

***

Гейм-девелоперы оказались гораздо сообразительнее, чем нам представлялось. Уже через две недели, они сделали прототип игры, который был примитивен и имел много недоработок, но который передавал саму суть идеи.

Каждый игрок, зарегистрировав свой аккаунт, имел возможность создать своего персонажа, сформировать его внешность, привычки и черты характера, базовые способности, членов семьи и возраст.

Дети могли ходить в ясли, детский сад и школу. Дальше шел институт, для юношей служба в армии и работа. Или сразу работа. После школы. Или вместо школы. Кто как предпочитает. Знакомства, отношения, создание семей также было представлено в Игре. Все эти жизненные этапы нужно было еще детально проработать, но  интерактивная часть была сразу же прописана достаточно умело.

 Персонажи игроков могли общаться между собой, а также с ботами, которые при дальнейшем развитии Игры должны были быть постепенно заменены на соответствующих персонажей живых игроков. Персонажи могли создавать группы для совместной работы и отдыха. Сразу же Игра представляла возможность ведения общественной деятельности, включающей управление самой Игрой.

Получающаяся «заготовка», как ее шутливо назвал Старик, напоминала одновременно и The Sims, и GTA, и The Elder Scroll, только без мистики, и SimSity, и Civilization, и The Second Life. Кроме того, Игра изначально представляла игрокам возможность изменений сюжета в зависимости от того, какое направление развития они выберут. Причем если инициатором изменений выступал один игрок, а его предложение оказывало влияние не только на него, но и на других игроков, то такие изменения предварительно должны были быть согласованы большинством голосов.

— Знаешь, — сказал мне Володя Енотов, когда мы, протестировав очередную версию Игры, делились своими впечатлениями, —  А что, если никакого человечества нет вообще, это искусственный интеллект развлекается, создав себе персонажей в виртуальной игре?

— Ну и что? — я мельком глянул на него, — Даже если и так, нам-то что? Пусть мы персонажи трехмерной игры, которую сделал искусственный интеллект. Что из этого? 

Музыка Алгебра слова

— Если мы наделены сознанием, то от нас тоже что-то зависит… — сказал Меценат, — Во всяком случае, мы считаем, что зависит. Ведь развитие любой игры зависит от поведения персонажей. Как музыка. Если бы ноты могли самостоятельно выбирать где и сколько им звучать, то музыка была бы…

— Не было бы тогда никакой музыки, — оборвал его Енотов достаточно резко, — Не рассуждай о том, чего не понимаешь. Музыку пишет человек. Если ноты будут самостоятельными, то получится хаос. Терпеливо вдыхать ядовитый угар мне советовал мудро директор воды…

— Что? — удивленно спросила Доярка, — Какой директор воды?

— Да никакой, — отмахнулся Енотов, — Или вон такой, типа, Мецената…

Гела молча слушала этот разговор и на душе у нее становилось всё тяжелее и тяжелее. В первый раз с начала работы в Проводнике она ощутила то, что испытывали другие инициаторы Проекта. Гела стала получать удовольствие от своей деятельности. И не просто удовольствие, а самый настоящий «кайф». Тем тяжелее становилось ей, когда она вспоминала про своего Геру, который оказался бандитом Рыбой, убившем Ленина.

Правильнее всего было рассказать Старику, но… Гела, несмотря ни на что, по-настоящему любила Герасима и не хотела его терять. Она также тяжело переживала, что поневоле оказалась в роли предателя своих друзей.


<<      >>