Клятва

 

Мы долго молчали. Потом Михаил Евграфович задумчиво сказал:

— А не стоим ли мы у истоков новой… религии, что ли? Не знаю как назвать.

— Какой религии? Ты что? Все вполне прагматично. Никакой мистики, — возразил я.

— Понимаешь, ведь то, что происходит в реальности, это… не так уж и важно для человека. Гораздо важнее то, как он это воспринимает.

— Интерпретация важнее события? — спросил я.

— Типа того.

Меценат встал и подошел к окну:

— Вон микроавтобус, смотри, как мчится. Едет на максимально возможной скорости для такой дороги. Еще чуть прибавить и он не впишется в поворот. Но водитель, наверное, куда-то опаздывает, и ему кажется, что он едет медленно, а надо быстрее.

Я подошел к окну и увидел серый микроавтобус «Форд Транзит», который с бешеной скоростью скрылся за углом дома. Я пожал плечами:

— Да ну. Придурок какой-то.

— Он наверняка себя придурком не считает. Кто-то будет считать придурками нас, — Меценат открыл окно. В кабинет ворвался уличный шум.

— Не только придурками, но и врагами.

— Ты имеешь ввиду людей, которых завербовала нулевая группа? — спросил Меценат.

— Да. Но не только их. Врагами будут нас считать те, кто не поймет неизбежность изменений в обществе. И то, что эти изменения — единственный шанс человечества спастись. 

— Знаешь, мы сейчас начинаем свой Проект. А ведь они, из нулевой группы тоже не сидят на месте, — Меценат грустно посмотрел на меня, — Противостояния явного пока нет, но оно неизбежно проявится.

— Наверняка у них тоже есть свой Проект, и их действия не будут заключаться только в борьбе с нами. Интересно, что это может быть?  Может быть коронавирус, их Проект? Смотри, как, казалось бы из ничего, во всем мире поднялся такой кипиш!

Меценат закрыл окно. Подошел к стене, на которой висела икона и перекрестился.

— Ты веришь в Бога? — удивился я, — Вот бы никогда не подумал.

— Для того, чтобы ответить на твой вопрос, нужно определиться с понятием. С термином. Вот что ты понимаешь под термином «Бог»?

Я посмотрел на икону. Она была старая, деревянная, изображение смутное, темное и не очень четкое. Образ человека с нимбом. Кто это? Святой или Иисус, или сам Бог? Я не знал. Меня не интересовала христианская религия.

— Да я особенно над этим не задумывался. Бог, это высшая сверхъестественная сила, которая создала все.

— Бог создал все. Хорошо. Он всем управляет?

Я с недоумением посмотрел на Мецената:

— Вроде да. Он самый главный и самый добрый. Так вроде.

— Бог создал все, он всем управляет и он добрый. Три признака. Они несовместимы, потому что жизнь полна страданий. Если Бог создал все и всем управляет, значит он не добрый. Если добрый, значит он не управляет всем, или не создавал всего. Это сказка. Всего лишь.

Я несогласно покачал головой:

— Это не сказка. Это интерпретация. Кто-то понял его именно так. Но это не означает, что для всех годится чужое понимание. Это всего лишь слова.

Алгебра Слова
Для кого-то слова — информация.

Для кого-то — сигнал к действию.

Для кого-то — молитва.

Для кого-то — клятва.

Для кого-то — заклинание…

 

***

Меценат вспомнил этот разговор во время очередного совещании с черным мониторов, на котором собрались все шестеро основателей Проекта. Они с Володей Енотовым на совещание приехали прямо из больницы.

— Как там наш бессмертный? — спросила Доярка.

Меценат неодобрительно покосился на нее и сухо ответил:

— В коме.


<< >>