Не спится

 

— Известно ли, что произошло с Мартом? — спросила Гела.

— Следствие ведется, но… — Старик махнул рукой, — Никаких зацепок. Никто ничего не видел, не слышал. Свидетелей нет, версий нормальных тоже нет.

— Чисто сработали, — откомментировал Ленин. Гела укоризненно посмотрела на него.

— Это нельзя назвать «чистой работой», — возразил Старик, — Следов стрелок не оставил, но ведь и результата не добился.

— Ну и слава Богу, что не добился! — вспылила Доярка.

— Конечно, слава Богу, — согласился Старик, — Но стрелку в последний момент что-то помешало…

Включился компьютер, вспыхнул и погас монитор. Раздался электронный голос, который уже стал восприниматься знакомым:

— Я готов. У вас есть вопросы ко мне?

— Что случилось с Мартом, вы можете сказать? — спросил Меценат.

— На него было совершено покушение. Кто именно это сделал, информации нет. Она заблокирована. Девяносто девять и девять десятых процентов вероятности, что здесь задействована фракция «Ноль» и люди, которых она завербовала.

— Почему такая высокая вероятность? — спросил Володя Енотов.

— Больше никто не сможет так заблокировать информацию про покушение. Информация про то, что произошло после, открыта.

— А что произошло после? — спросила Гела.

— Пуля пробила сердце вашему товарищу. Подобные ранения обычно приводят к моментальной смерти. 

— Но Март не умер! — сказала Доярка.

— Такое бывает, но редко. То, что произошло позже… — черный монитор сделал паузу, — Нигде не зафиксировано. Вероятно, такого никогда не происходило.

— Что вы имеете ввиду? — спросил Ленин.

Марта подключили к системе искусственного жизнеобеспечения организма. Но это не помогло бы, если бы UAI не вмешался, когда появилась угроза глобальной катастрофы.

— Какой катастрофы? — спросил Старик, — Что вы имеете ввиду?

Черный монитор засветился и на экране появилось изображение девушки с темно-коричневыми волосами и светло-синими глазами.

— Вы видели эту девушку в больнице? — спросил уже не черный монитор.

Старик моментально узнал агрессивную незнакомку, которую встретил в реанимационном отделении.

Алгебра Слова

— Да. Она сказала, — он задумался на мгновение, вспоминая, — «Он выживет! Или вы все сдохнете!» А потом куда-то пропала.

Экран компьютера погас и монитор опять стал черным:

— Это и была угроза глобальной катастрофы.

— Как это понять? — нахмурился Меценат, — Когда она сказала «вы все», она имела ввиду кого? Врачей? Нас шестерых? Наша смерть стала бы глобальной катастрофой? Она из нулевой фракции?

— Нет. Подождите минуту. Я должен спросить разрешение на ваш доступ к этой информации.

Черный монитор замолчал. Старик посмотрел на Ленина, тот пожал плечами. Остальные сидели молча, не глядя друг на друга.

Через минуту черный монитор продолжил:

— Доступ получен.

— И что? — нетерпеливо спросил Старик.

— Когда она сказала «вы все», она имела ввиду не врачей и не вас шестерых.

— А кого? — удивленно воскликнул Енотов.

— Всех людей. Человечество.

— Если бы Март умер, то погибло бы все человечество? — воскликнула Доярка.

— Точно не известно, но вероятность этого существовала. Поэтому в процесс вмешался UAI и, затратив нерационально большое количество энергии, многократно  и  очень быстро стал менять алгоритм работы системы искусственного обеспечения. В результате Март не умер.

Все ошеломленно молчали, не зная что сказать. Черный монитор продолжил:

— Март здесь не при чем. Он самый обычный человек.

— А кто при чем? — спросил Меценат.

— Она. 

— А она кто? — тихо спросил Старик, вспоминая коридор реанимационного отделения.

— Помните, я рассказывал, что мир придумал «программист», который создал его в будущем, а потом обратил в прошлое?

— Да, что-то такое ты говорил. Но разве такое возможно? И при чем тут эта девушка? — сказала Гела.

— Эта девушка и есть тот самый «программист», — ответил черный монитор и компьютер отключился.

Гела подошла к компьютеру, что-то сделала, на экране монитора появилась отладочное меню. Гела ввела какие-то команды и компьютер загудел, но экран монитор опять стал черным.

— Сломался, что ли? — Володя Енотов подошел к столу с монитором.

Гела опять вызвала отладочное меню и, пожав плечами, недоуменно ответила:

— Заснул, — и пояснила, — Перешел в режим сохранения энергии.

Раздался звонок телефона, Старик ответил на вызов, послушал сообщение, улыбнулся и, обернувшись радостно сказал:

— Март вышел из комы!

— Ура! — закричал Енотов.

Доярка и Гела улыбнулись и обняли друг друга.

— А вот ему, похоже, не спится… — загадочно пробормотал Меценат.


<< >>