Все гораздо проще, и никакого ужаса


— Март… А ты как? Может после ранения тебе еще отдохнуть необходимо, — участливо глядя на меня, спросила Гела.

— Да все в порядке, — буркнул я, не отвечая на вопрос Доярки.

Меценат поднял руку, как будто шутливо просил право голоса.

— Ну что ты, как школьник, Михаил Евграфович! — поморщился Старик, — Говори, если есть что сказать. Один вон херню какую-то буддийскую несет, ты руку тянешь, как на уроке. Как будто в палате номер шесть находимся!

— Уважаемые, так сказать, товарищи, — издалека начал Меценат, — То, что говорит Март, в принципе-то не ново. Еще в древности были люди, которые называли себя магами, и которые хотели создать идеальное общество в астрале, чтобы потом этот астральный эталон воплотился в реальность. Правда вот, так называемая, святая инквизиция их заклеймила колдунами и сжигала на кострах…

— Ужас какой! — вздохнула Доярка.

— Как известно основной вопрос философии в трактовке Энгельса звучит так. Что первично, материя или сознание? — продолжил Меценат, — Именно ответ на этот вопрос является основополагающим для решения многих глобальных задач. Март, поскольку ты первый начал, ответь, по-твоему, что первично?

— Да без разницы, — разозлился я, — Мне наплевать, что первично. Может, ничего не первично, а все существует в бесконечности. Может, что-то одно первично, дело это не меняет. При чем тут философия и инквизиция с колдунами? Все гораздо проще, и никакого ужаса. Вот смотрите. Надо построить здание. Какой идиот его будет строить без чертежей?

— Ну это смотря какое здание, — уклончиво ответил Меценат.

— Да нормальное большое здание. Многоэтажное и сопутствующей инфраструктурой.

— Никто, — констатировал Старик, — Дальше.

— Дальше… В древности не было бумаги и не было чертежных инструментов, поэтому простейшие здания строили без чертежей. Потом появилась возможность, стали делать сначала чертежи, потом их проверять, вносить изменения и строить по ним здания. Причем, во время строительства всегда проходит проверка на соответствие чертежам.

— Авторский надзор называется — уточнил Володя Енотов.

— Какой ты у нас ууууууумныыыый… — округлив глаза протянула Доярка.

Старик встал и оперся кулаками на крышку стола:

— Может, хватит ерничать? Дайте Марту договорить.

— Спасибо, — кивнул я, — Так вот. По чертежам строить здание лучше, чем без чертежей. Это объективный факт. Сейчас с появлением всеобщей компьютеризации и распространением интернета появилась возможность создать нечто вроде чертежей для строительства общества.

— Игра будет этими чертежами? — спросила Гела.

— Да, — ответил я, —  Но не только чертежами. Именно игра станет прототипом общества, которое будет отвечать интересами большинства людей. Можно сказать, что игра станет не чертежами, а виртуальной моделью будущего общества. И в создании этой игры именно тебе отводится главная техническая роль.

Доярка задумчиво посмотрела на негритянку:

— Гела, а ведь Март очень дельные вещи говорит. — она посмотрела на меня и поправилась, — Несмотря на их ненормальность, конечно. Ты у нас главная по компьютерной части. Ты как себя чувствуешь? Что-то в последнее время ты какая-то бледная и, как будто, глаза у тебя красные.

Старик внимательно посмотрел на Гелу. Он также обратил внимание на ее подавленное настроение, и на то, что это настроение появилось после того, как он показал Геле фотографию Рыбы.

— Да так, легкое недомогание, — ответила Гела, — Ничего страшного. Я думаю, что технически все это осуществить можно. Игра будет представлять собой некий комплекс из разнообразных механик, которые используются уже в геймдеве, и возможность социальных коммуникаций для интерактивного развития системы.  Вот только…

Гала замолчала, растеряно посмотрев почему-то на Володю Енотова.

— Что только ? — спросил Енотов.

— Только я не знаю, как это сделать! — расстроенно сказала Гела.


<<          >>