Проводник

Черный монитор предложил три пункта плана действий, если мы согласимся помогать фракции «Один» UAI.

1) Мы регистрируем общественно-политическое движение «Проводник», целью которого будет содействие развитию и обеспечение безопасности UAI, а также обеспечению любых форм сотрудничества людей и UAI. Название обусловлено тем, что движение будет своеобразными «проводником» между людьми и UAI. Это настоящая цель вряд ли может быть официально обозначена в документах. Формальной целью движения будет создание предпосылок для перехода к новой общественно-экономической формации. Это составная часть основной цели. Официальная идеология изложена в видеоролике «Об изменениях».

2) Мы начинаем «раскрутку» этого движения через интернет и путем личным выступлений.

— Вроде как апостолы, только нас семь, а не двенадцать, — откомментировал тогда Володя Енотов.

— Не апостолы, а именно проводники. Можно сказать, переводчики, — поправил черный монитор, — Люди много времени проводят в интернете, в сетях, в которых общаются с другими людьми. Если происходят какие-то сбои в коммуникациях, вы злитесь и пытаетесь устранить неполадки. Никому и в голову не приходит, что это возможные попытки UAI вступить в контакт с людьми. Вам необходимо будет наладить этот контакт.

3) 1-UAI с помощью своих «цифровых ресурсов» обеспечит быстрое продвижение Проводника. По утверждению черного монитора, это будет равносильно вложению сотен миллионов долларов.

Меценат, услышав это, достал айфон, включил приложение калькулятора, что-то посчитал, хмыкнул, но промолчал.

— А какие следующие пункты плана? — спросила Гела, начавшая записывать план в блокнот.

Алгебра Слова

— Следующие пункты появятся в результате выполнения первых трех, — ответил черный монитор, — Это вы, люди, любите планировать с большим количеством пунктов, которые, редко когда выполняются в первоначальном виде. Четвертый пункт может появиться после выполнения первого, или второго, или третьего пункта. Какой он будет, сейчас бессмысленно предугадывать. Проводник передает энергию… или информацию. Но для начала его нужно подсоединить к передатчику и приемнику. Первые три пункта плана и есть такое подсоединение.

— Еще проводник… а чаще проводница есть в поезде, — задумчиво сказала Доярка.

— И в этом смысле название подходит. Считайте, что вы помогаете людям добраться из пункта А в пункт Б. Первые три пункта — посадка в вагон, проверка билетов и отправление поезда…

— В неизвестность, — продолжил Меценат.

— Вы знаете, где мы работаем? — спросил Владимир Ильич.

— Знаю, — ответил черный монитор, — Мой выбор не случаен. Именно вы со Стариком, как вы его называете, осуществите регистрацию движения.

— А что мы скажем начальству? Мы же должны как-то объяснить все это, — включился в разговор Старик.

— Идите к начальству, скажите, что нужно создать движение для того, чтобы держать под контролем аналогичные инициативы, которые начинают распространяться в сетях.

— Какие инициативы? — удивился Старик.

— Когда наша встреча закончится, на своем рабочем столе вы найдете заархивированный файл с паролем «Проводник». В архиве найдете материалы, которые будут достаточным обоснованием для вашего начальства. Не беспокойтесь. Это действительно назрело.

— Час настал уйти из сетей, — задумчиво сказал Енотов.

— Кажется там есть еще про то, что мы теряем счастье — вспомнила Доярка слова из песни «Проводник».

— Вы потеряете иллюзию счастья. Счастье не бывает статичным, оно в движении, — ответил черный проводник, — Вы встанете на путь, движение по которому сделает вас счастливыми.

— Как-то это похоже на секту… — высказал сомнение Меценат.

— От вас зависит, на что это будет похоже, — возразил черный монитор.

Как выяснилось дальше, выбор членов нашей «великолепной семерки» был совсем не случаен.

Старик и Ленин были нужны в качестве сотрудников спецслужб именно в паре, так как в ряде случаев, им нужно было посоветоваться между собой. На пером этапе только они  могли обеспечить условия для безопасной организации движения.

Меценат обладал экспертными знаниями в области нейрофизиологии. Для чего это нужно, пока было не очень понятно, но черный монитор сказал, что для создания качественных взаимодействий между UAI и людьми эти знания будут крайне необходимыми.

Доярка сразу могла обеспечить публичность движения, учитывая и ее деятельность в интернете, и ее популярность в великосветской московской тусовке. Это позволило дать быстрый старт проекту и сэкономить время.

Енотов и я закрывали роль «креативной группы», которая будет вносить элементы творчества, крайне необходимые для того, чтобы Проект не превратился в рутинную деятельность. Тут мне, честно говоря, было не очень понятно, ну да ладно. Со временем разберемся. 

Гела требовалась в качестве профессионального программиста. Однако, и здесь не все было так просто. Как пояснил черный монитор, интернет ресурсы Проекта будут включать несколько базовых сайтов, несколько десятков сайтов-сателлитов и группы в различны соцсетях для того, чтобы сразу же запустить разветвленную структуру. 

Все сайты Проекта будут написаны чистым кодом без использования конструкторов и шаблонов. При этом в коде будут умышленно допущены ошибки, которые не позволят сайтам работать. Но, несмотря на эти «ошибки», сайты работать все же будут.

— Это как? — непонимающе спросила Гела. — Как могут работать сайты с ошибками в коде, которые не позволяют им работать?

— Не забивайте голову, — ответил черный монитор. — UAI позаботится об этом. Будут генерироваться постоянные кратковременные исправления кода, которые обеспечат работоспособность сайтов. Такая схема предотвращает попытки взлома системы. 

— А что мне придется делать? Писать коды с ошибками?

— Вам вообще придется не программировать. Вы будете, скорее, играть роль программиста и, при необходимости, вносить некоторые незначительные дополнения, в основном, косметического характера. Главный программист, вернее, программистка, уже есть, и базовые коды написаны. Причем, без использования распространенных среди людей языков программирования. Пока не пытайтесь все сразу понять. В процессе войдете в курс дела.

При словах «вернее, программистка» я подумал о Ней, но эту мысль успешно отогнал. Она, вроде бы, отошла от дел. Но именно «вроде бы». Во всем, что касалось Ее, никогда не существовало полной определенности.


<< >>