Руководитель департамента

Однажды, совершенно для меня неожиданно, выявилась срочная потребность слетать в Санкт-Петербург для встречи с представителями потенциального Заказчика. Я вошел в здание аэропорта и встал в небольшую, из нескольких человек, очередь для досмотра. Внимание мое привлек старик, с огромным кожаным чемоданом изумрудно-зеленого цвета.

Он еле катил чемодан «на колесиках», но вот поднять его на ленту транспортера сил у него уже не хватило. Плечи его высоко вздымались от участившегося дыхания. Он сердито посмотрел на чемодан и на черную ленту транспортёра, вероятно прикидывая, каким образом поднять и положить чемодан.

Я, перевесил свою сумку с правого плеча на левое, подошел к старику, поднял и поставил его зеленый чемодан на ленту транспортера. Чемодан оказался действительно очень тяжелым.


— Спасибо, — поблагодарил старик, слегка улыбнувшись. И эта легкая улыбка буквально преобразила его. Усталый, ссутулившийся, тяжело дышащий пожилой человек на секунду будто засветился радостью и каким-то очень притягательным внутренним «светом».

— Пожалуйста, — я был немного удивлен таким преображением старика, которого теперь и «стариком»-то даже мысленно было называть несколько неуместно. Он не стал молодым, впрочем. Он… если можно так выразиться, потерял возраст. Хотя так выразиться, наверное все же нельзя. Неграмотно будет. Ну и ладно. Зато правда.      

Я прошел через рамку металлодетектора, дождался «старика» и, спустив чемодан с ленты транспортера на пол, сказал:

— Какой он у вас тяжелый. Как будто кирпичи там лежат.

— Книги.

— Книги? Сразу видно, что вы… — я чуть было не сказал «старый человек», но почему-то эти слова застряли у меня, «как ком в горле», и я быстро поправился, — что вы человек академического склада характера. Сейчас нет необходимости иметь литературу на бумажном носителе.

— Согласен, — ответил «старик», — Я просто не успел отсканировать эти книги, поэтому и пришлось забрать в таком вот, несовременном, виде. В Питере мне все  отсканируют.

— Понятно. Я тоже в Питер лечу.

— Кстати, вы дипломат,  — он улыбнулся, — надо же было так сформулировать — «человек академического склада характера». И самое удивительное, что вы в чем-то правы правы. Я, конечно, не академик, а скорее меценат. Но некоторыми, можно сказать, академическими знаниями в области нейрофизиологии я обладаю.

«Что-то мне везет на академиков, — подумал я, — то статью от академика придумал, то теперь старик-меценат с академическими знаниями попался».

— А я действительно дипломат. Руководитель департамента международных отношений Министерства иностранных дел — не знаю зачем, соврал я. Как-то «само выскочило».

— Хм… — усмехнулся старик, — не было такой должности в МИДе. И департамента такого. Во всяком случае еще неделю назад.

— Ну… это не совсем в МИДе. Это я так сказал, для упрощения. Книги тоже по нейрофизиологии везете? — смутившись и с трудом выговорив непривычное слово, спросил я.

— Нет, юноша, книги по нейрофизиологии возить смысла нет. Они все есть в электронном формате. 

— Не совсем уж я и юноша, — вырвалось у меня.

— Это смотря с кем сравнивать. К тому же, «юноша» звучит значительно лучше, чем руководитель несуществующего департамента. А книги эти древние. Эзотерические, если можно так выразиться.

«Странно несколько. Нейрофизиология и эзотерика…» — подумал я.

— Ничего тут странного нет, — будто отвечая на мои мысли, сказал старик, — всё, что происходит в реальности рано или поздно всегда объясняется с чисто материалистической точки зрения. Точнее, если принимать во внимание эквивалентность массы и энергии, я бы сказал «с энергетической» точки зрения, хотя так говорить и не принято.

Мы подошли к стойке администратора. Я пропустил старика вперед. 

— Вам места рядом? — вежливо спросила девушка за стойкой.

— Да, пожалуйста, — ответил мой спутник и протянул ей свой паспорт в обложке из кожи варана.

Я совсем недавно прочитал, сколько получают администраторы в аэропортах. А администраторами работают, как правило, приезжие, которые для проживания в Москве снимают квартиры или комнаты. Несколько человек снимают одну квартиру на всех, чтобы было дешевле. Потому что денег, которые остаются от заработной платы после оплаты за проживание, едва хватает на то, чтобы не умереть с голоду. 

Где-то я слышал, что Россия — самая богатая страна. Страна-то, может, и богатая, да только люди в ней бедные. Естественно, не все. Большинство.


<< >>