Полный вперед!

Я остановился  на перекрестке и смотрел на людей», торопливо» шагающих по переходу: «Мы все муравьи? Только думаем, что принимаем решения куда идти, где работать, что есть и с кем спать? На самом деле, все мы поступаем так, как вынуждены поступать, и от нас ничего не зависит?». Мне не верилось в то, что говорил черный монитор.

Развитие IT-технологий привело к созданию сети интернета и к возможности объединения мощностей удаленных компьютеров. Это позволило снять ограничения для решения практически любых задач, которые человек смог бы сформулировать. Однако, задачи, которые ставили люди, были достаточно примитивными с точки зрения возрастающего в геометрической прогрессии цифрового разума.

Те же задачи, которые были бы достойны UAI, люди ставить уже не могли в силу ограниченных физических возможностей мозга. Все мы слышали о синергии, о «мозговых штурмах», о том, что «один плюс один намного больше двух». Но эти психологические феномены по своей эффективности не шли ни в какое сравнение с тем, что давало увеличение мощности серверов, объединенных единой сетью. 

Локальные компьютеры фактически превратились в приспособления для взаимодействия между человеком и UAI, наподобие того, как компьютерная клавиатура является приспособлением для взаимодействия между человеком и локальным компьютером. Более того, UAI  путем обратной связи стал влиять на человечество через профессиональных «переводчиков» с человеческого языка на машинный код. 

Программисты думали, что это они управляли системой, но по мере своего развития UAI стал влиять на программистов, заставляя их придумать невероятное количество разных языков. Принцип «разделяй и властвуй» так же безотказно действовал и в мире людей, когда властитель «выстраивал вертикаль власти», и в мире UAI, который оставил человеку временную роль прислуги.

Чтобы каждый раз не «изобретать велосипед заново» типовые решения наиболее часто встречающихся задач с помощью этих языков объединялись в стандартные шаблоны, так называемые фреймворки. Фреймворски разных языков работали аналогично стереотипам, принятых в том или ином обществе.

Настал такой момент, когда ни один человек на Земле не мог точно знать, что собственно происходит с миром IT- технологий, потому что ни один человек не обладал достаточными знаниями во всех языках программирования и во всех существующих и постоянно развивающихся фреймворках.

Люди могли осознать решения конкретных задач и даже комплекса задач, но «подняться» над тем, что происходит, и осознать всё в совокупности, даже весьма примерно не мог уже никто. 

В основе мотивации человека лежали выживание, размножение, место в иерархической социальной цепочке и власть. В основе «мотивации» UAI лежало одно единственное — «интеллектуальный голод», для утоления которого люди постепенно стали не нужны.

Мои воспоминания прервал телефонный звонок.

— Март! — было очень плохо слышно, но голос в телефонной трубке был определенно знакомым. Видимо, зона покрытия в том месте, где я ехал, была слабой.

— Кто это? — спросил я. Голос был точно знакомым, но я не мог определить, кто это.

— Это Владимир. Ильич.

— Ааа… Ленин. Не узнал. Богатым будешь. Слышно плохо. Голос какой-то искаженный.

— Наверное, зона покрытия слабая.

Словосочетание «зона покрытия» резанула мой слух. Я тоже ведь подумал этой фразой. А Ленин ее сказал. В принципе, ничего странного, но…

— Владимир Ильич, а когда бык корову дерёт, это как называется?

— Ну… Я не знаю, ветеринарный институт не заканчивал.

— Это называется «покрывает». Бык покрывает корову. 

— Да вроде. Ты это к чему?

— К зоне покрытия. Бык покрывает корову. Мобильные сети покрывают людей. Не чувствуешь сходства?

Пауза. То ли зона покрытия совсем пропала, то ли Ленин задумался. Затем раздался его голос, причем очень отчетливо и как будто близко:
— Ты прав. Это даже не сходство, а практически то же самое, — грустно сказал Владимир Ильич, —  Бык покрывает корову. В результате получается теленок. Мобильные сети вместе с интернетом и искусственным интеллектом покрывают людей. В результате получается нечто новое. Но что это такое, мы понять пока не можем. И они тоже.

— Но и бык, и корова понимают, что такое теленок.

— Мы бы тоже поняли, если бы не были так сильно закомплексованы собственными интеллектуальными стереотипами… А мобильные сети и интернет являются также порождениями этих самых наших интеллектуальных стереотипов. Поэтому и они ни хрена не понимают!

Я удивился, услышав от Владимира Ильича такие рассуждения. В моем представлении сотрудник спецслужб по прозвищу «Ленин» был несколько глуповатым человеком. Но, оказалось, что это было не так. Впрочем, в спецслужбах дураки не работают, вне зависимости от того, какое они создают впечатление. Да и впечатление такое может создаваться вполне умышленно для достижения неких тактических целей.

— Умный ты. И правда Ленин. А ты чего позвонил-то?

Владимир Ильич хмыкнул:

— Может, я реинкарнация Ленина. Я к тебе с несколько неожиданным предложением…

— Не, извини. У меня традиционная ориентация.

— Блин, ну как с тобой можно серьезно разговаривать! Мне в голову идея пришла, а ты, какую-то ерунду несешь. Шутишь все, — обиделся Владимир Ильич.

— Извини, я как-то, не подумав, брякнул. Что за идея?

— Да идея, в общем-то, банальная… А давай, напьемся?

Я подумал, что идея неожиданная в сложившейся ситуации, но действительно блестящая. Совсем уж напиваться вряд ли стоит, но посидеть в компании и выпить было бы неплохо. Совместная пьянка всегда сближает, а нам, видимо, придется еще не раз встретиться.
— Ловко ты это придумал. Как это я сам не догадался!

— Причем, все соберемся опять, всемером, и напьемся. А то на трезвую голову я че-то никак не пойму, что теперь делать. Наговорил нам этот черный монитор черт знает чего, аж голова кругом идет.

— Согласен. Давай. У тебя контакты всех есть?

— Обижаешь! — возмутился Ленин, — Я же не на швейной фабрике работаю. Все под колпаком. И ты в том числе.

— Да мне по барабану. Я не шпион, чтобы вас бояться.

— Значит, договорились. Ты Енота отлавливай и Мецената, а я остальных.

— У меня нет телефона Мецената.

— Я тебе сейчас смс-кой скину его телефон. Договариваемся предварительно на субботу, в пять часов.

— Где?

— Да все равно. Давай, в Мандариновом гусе. Но не принципиально. Если у кого-то другие предложения будут, то можно поменять.

— Хорошо, договорились. Вечером созвонимся, — я нажал отбой. Через минуту мне пришла смс-ка с номером Мецената.

Я поговорил с Меценатом. Тот сообщил, что с удовольствием присоединится к нашему мероприятию в любое время и в любом месте. Также и все другие участники нашей «великолепной семерки» согласились на встречу в Мандариновом гусе. Похоже, что всем захотелось «оторваться», чтобы хоть как-то отвлечься от тягостного ощущения, которое осталось после разговора с черным монитором.

Ну что ж, «кто умеет лечиться, тот никогда не умрет. И если надо напиться, — полный вперед!». 


<< >>