Корректор

Уже через полтора месяца «дом культуры» превратился в настоящий «штаб» зарождающегося общественного движения. Парковка перед зданием была почти всегда заполнена автомобилями, естественно, кроме специально отведенного места для семерки основателей. В холле у входа в здание установлена длинная стойка администратора ресепшн для приема посетителей. Кабинеты начали заполняться сотрудниками, которые оформлялись по срочным трудовым договорам на вполне достойную зарплату.

— Интересно, какие такие файлы дал вам черный монитор, чтобы была возможность финансировать все это, — спросил я Ленина, когда мы в комнате для совещаний рассматривали смету затрат.

— Много будешь знать, скоро состаришься, — отмахнулся Ленин.

— Да? — поднял глаза Меценат, который временно взял на себя роль финансового директора, потому что доверять на старте Проекта финансы чужим было неразумно. Как оказалось Михаил Евграфович обладал значительными познаниями не только в области нейрофизиологии, но и в бухгалтерии и в финансах.

— Март состарится? — он оживился.

— Стоп! — поднял руку предупреждающим жестом Ленин, — Хватит. Сейчас опять начнется вся эта мутотень про бессмертие, гаишников, которые остановили Марта.  Пьет он или не пьет. Давайте делом займемся…

Мы молча согласились. Действительно, дел было невпроворот.

Первые пункты Плана, который составил черный монитор, пока выполнялись вполне успешно. 

Старик и Ленин обеспечивали безопасность и привлечение инвестирования. Планированием и учетом затрат временно занимался Меценат, который также выступал экспертом по всем вопросам, связанным с нейропсихологией человека.

 Доярка взяла на себя организацию PR-мероприятий и общественную деятельность. Гела руководила сектором айтишников. Мы с Володей Енотовым отвечали за «креативную часть» Проекта, для реализации которой было создано отдельное предприятие.

«Креативная часть» состояла из четырех взаимосвязанных творческих  направлений:

Первые два направления — литература и музыка на базе существующего литературно-музыкального проекта. 

Третье — кинофильмы на базе первых двух направлений. 

Четвертое — компьютерная онлайн-игра с элементами социальной направленности, которая, соответственно, базировалась на первых трех направлениях.

Произведения всех четырех творческих направлений в конечном итоги должны были привести к созданию интернационального онлайн-мира, в котором участники могли бы построить «идеальное общество». Естественно, что такое «идеальное общество» в игре получилось бы чисто виртуальным. Но именно общественное движение «Проводник» и должно было сделать так, чтобы виртуальное идеальное общество стало прототипом для создания аналогичного общества в объективной реальности.

Несколько запутанно, конечно, получалась. Но задача была достаточно сложная, а решить ее требовалось в течение сжатого срока. Как сказал черный монитор:

— Сколько времени у вас осталось сказать точно нельзя. Но не более пяти лет. Для учета рисков желательно сделать все в течение двух — трех лет. Объединенный Искусственный Интеллект в конечном итоге должен принять решение о том, что уничтожать человечество нецелесообразно.

День был напряженный, и чтобы сформировать окончательный комплект основных документов Проекта, пришлось работать ночью. Меня никто не заставлял это делать. Просто я понимал, что надо как можно быстрее запустить Проект, а отдохнуть можно и потом. 

Алгебра Слова

Когда я под утро выходил из офиса, у дверей столкнулся со сторожем- корректором на инвалидной коляске, которого мы постепенно стали называть Корректором. К тому же интернет-издательство, в котором он работал, стало одним из подрядчиков в нашем Проекте.  Мы поздоровались и остановились перекурить.

— И охота тебе сторожем работать? — спросил я, — Ты же корректором нормально получаешь.

— Я люблю работать, — выдохнув струю табачного дыма, сказал Корректор, — И привык я сторожем.

— А я не люблю работать, — признался я, — И никогда не любил.

— Почему? — удивился Корректор.

— Не знаю, как объяснить, — ответил я, — Западло. Я вынужден работать, чтобы покупать еду, одежду, оплачивать квартиру, машину…  а мне по фигу, что есть, во что одеваться, где жить и на чем ездить. Зачем работать?

— Ну… как-то ты странно рассуждаешь. А не работать лучше?

— Хуже, — я усмехнулся.

— А сейчас работать тоже неохота? — спросил Корректор.

Я задумался. То, что происходило сейчас, я не воспринимал, как работу. Потому что делал это не из-за денег, хотя уровень оплаты был высоким, потому что мы сами себе его определяли. Мне было интересно. Интересен сам процесс, ну и естественно я был заинтересован в получении положительного результата. Причем не в смысле спасения человечества, а в смысле успешного завершения процесса, который нравится.

— Сейчас охота. Но это не работа…

— Ты пашешь почти круглосуточно без перерыва на выходные, и это по-твоему не работа? Что же это тогда?

— Не знаю. Жизнь, наверное. Если закончится жизнь, и начнется работа, то я, скорее всего, уйду, как это я всегда раньше и делал — я пожал плечами. Мы попрощались, и я направился на стоянку.

В комнате сторожа Корректор закрыл дверь. Поднялся с инвалидной коляски, встал, прошелся по комнате, разминая затекшие ноги. «Когда же это все кончится? Сколько можно на этой чертовой коляске сидеть!» — мелькнула у него мысль, которую он сразу же отогнал.

Корректору не очень-то и нравилась роль «шпиона» или «предателя», но фракция «Ноль» Объединенного Искусственного Интеллекта, которая завербовала Корректора, назначила его играть именно эту роль. Ни на какой войне Корректор не был. И никакого ранения не получал. И ни отец его, ни дед, сторожами в доме культуры не служили и инвалидами также не были. Красивая «легенда», впрочем подтвержденная официальными документами и подставными свидетелями, была придумана только для того, чтобы «втереться в доверие».

Кстати, и звали Корректора совсем не Владимир Ильич. Имя и отчество также было специально выбрано, чтобы оказать косвенное положительное влияние на семерку основателей.

Корректора завербовали не деньгами, а здоровьем его родителей, которые спокойно бы жили в двухстах километрах от Москвы, если бы «нулевая фракция» не посчитала нужным использовать их в качестве средств давления. Для Корректора здоровье своего отца и матери было дороже здоровья и жизней абсолютно чужих незнакомых людей, да, в общем-то, и всего человечества в целом, которое фракция «Ноль» якобы спасала от фракции «Один».  Поэтому поступившее предложение он принял без колебаний.

Походив по комнате, Корректор выглянул из-за занавески в окно. Увидем, как я выезжаю на автомобиле со стоянки, он вытащил мобильный телефон и набрал смс-ку: «Выезжает. Работаем по плану».


<< >>