Доярка

Мецената задержали по весьма странному поводу. Владимир Ильич и его старший товарищ («Старик», про которого спрашивал Енотов), получили оперативную информацию, что какой-то человек умышленно вступил в контакт с «объектом наблюдения». «Объектом наблюдения» был я. 

Разрабатывая окружение Володи, чтобы убедиться в «чистоте» его интернет-канала, они вышли на меня. Я им показался чем-то подозрительным в связи с тем, что направил Енотову непонятную им статью «Об изменениях», и они установили за мной временную слежку, которую не предполагали продолжать, если ничего криминального не обнаружится.

Мне показалось, что это я предложил Меценату свою помощь с тяжелым чемоданом. На самом деле, при наблюдении со мной было зафиксировано, что Меценат специально дожидался именно меня, и, как только я появился у входа в аэропорт, вышел передо мной со своим тяжелым изумрудно-зеленым чемоданом. Если бы я ему не помог, он вероятно нашел бы любой другой повод познакомиться. При профессиональном наблюдении такие вещи очень легко считывались. Никакой случайности быть не могло.

Пока длился полет, они «пробили» Мецената по базе. Выяснилось, что Михаил Евграфович Орлов числился погибшим два года назад в автомобильной катастрофе после неудачной попытки совершить акцию самосожжения на Соборной площади в Москве. Это, собственно, и послужило причиной его задержания. 

Однако, вероятно, что в «базе» произошел системный сбой, потому что, проверив еще раз, по документам Мецената выяснилось, что никакого акта самосожжения он не предпринимал, и уж тем более не погибал в автомобильной катастрофе. 

Орлов спокойно жил, занимался частной преподавательской деятельностью в области нейрофизиологии. Меценат читал лекции, проводил семинары, вебинары, получал деньги и исправно платил налоги, зарегистрировавшись в качестве индивидуального предпринимателя. Ничего противозаконного. Придется извиниться и отпустить, как бы это не было Ленину неприятно.

Алгебра Слова

— Знаете, — Меценат едва уловимо усмехнулся, — Когда вы меня взяли под белы рученьки, я поставил свой телефон на запись и записал все, что произошло в автобусе.

— В том числе и голос этой бабы? — встрепенулся Владимир Ильич.

— Наверное. Я же еще не слушал запись, — ответил Меценат.

— Запись сами дадите переписать или телефон изъять в интересах следствия? — вежливо спросил Ленин.

— Выбираю первый вариант, — мрачно ответил Орлов, не оценив специфической шутки «государевого человека» и протянул телефон полицейскому сержанту, который сразу же вышел с телефоном из кабинета.

Когда телефон вернули Меценат сухо попрощался и вышел из кабинета. Ленин обернулся к сержанту:

— Голос бабы есть на записи?

— Есть. Вот тут я записал на флешку, — он протянул флешку Ленину.

— Хорошо. 

Но ничего хорошего не было. Как выявила экспертиза, женский голос, спрашивающий про козу и про гранату, принадлежал Алевтине Доярочкиной. Той самой великосветской леди, которая стала «преемницей» на интернет-канале Володи Енотова.

— Доярка, блин, — хмуро проговорил Ленин, изучая отчет эксперта, — Что происходит? Ни хрена не понимаю… Ладно, надо возвращаться в Москву. Там и поговорим. И вы, Меценат Евграфович не задерживайтесь тут. К вам тоже могут еще возникнуть вопросы.

Бывший канал Володи Енотова очень успешно развивался. Ангелина Доярочкина (которую со временем стали называть «Доярка») обнаружила неожиданный талант в ведении видео-блога, который и без поддержки спецслужб, возможно, позволил бы получить значительно большую популярность, чем прежде. На канале стали обсуждаться не только «заказные» темы, но и весьма раскованные сюжеты из жизни «элиты» общества.

«Элите» это, может, не очень-то и нравилось, чего нельзя сказать про «общество», не входящее в состав «элиты»…

— Ангелина Владимировна! Абсолютно ясно, что вы не нападали на микроавтобус и не стреляли из автомата с глушителем! — старший товарищ Владимира Ильича («Старик») ходил по кабинету, скрестив руки за спиной.

Доярочкина сидела на стуле и нервно курила, стряхивая пепел в крупную стеклянную пепельницу в форме мельницы:

— Вы меня в это втянули! Что вам от меня надо?

— Нам надо, чтобы вы подумали, вспомнили своих знакомых… Кто и зачем мог записать ваш голос и смоделировать из него записи, которые звучали при нападении.. — мягко начал Ленин.

— И при ранении двух сотрудников! — жестко продолжил Старик.

Доярочкина подняла глаза к верху:

— Господи, вразуми этих… неразумных мужчин. Да кто угодно мог записать мой голос! Я же веду видеоблог с миллионным тиражом! Какие знакомые? Кто угодно! Любой, кто выходит в интернет и смотрит мой канал, мог записать мой голос!

Ленин подошел к столу, наклонился достал листок бумаги и начал рисовать:

— Смотрите, — он нарисовал человечка и написал над ним «Енот» — Это Владимир Енотов. Он создал блок и передал его вам.

Ленин нарисовал второго человечка и написал над ним «Доярка», — Ой, извините…

— Да ничего, я привыкла… — отмахнулась Ангелина.

— Это вы, — Ленин соединил двух человечков стрелкой.

— Это друг Енота Март, — он нарисовал третьего человечка и написал «Март».

— Хм… — Доярочкина усмехнулась, — А почему такое странное имя Март?

— Да не знаю я! Первый месяц весны. Не отвлекайтесь! Это мы, — он нарисовал двух человечком рядом и написал «Мы». Затем нарисовал еще одного человечка, — Это Орлов. Прозвище Меценат. Что получается?

— А что получается? — непонимающе посмотрела на Ленина Доярочкина.

— Когда мы задерживаем Мецената во время его знакомства с Мартом, на нас нападают, используя запись вашего голоса!

— Ну и что? — в один голос спросили Старик и Ангелина.

— Вам не кажется, что все это как-то взаимосвязано? — спросил Ленин.

— Не кажется! — отрезал Старик, — Что у нас может быть общего?

— Я знаю что — зашептала Доярочкина, выпучив глаза, — Интернет читает наши мысли, запутывает нас в свои сети и хочет сделать послушными исполнителями своей воли… — и  громко захохотала, — С вами с ума скоро сойдешь. Хотите, я про вас репортаж сделаю?

Старик поднял руку, намереваясь покрутить пальцем у виска, но неожиданно передумал и бросил:

— Хорошо. Надо собирать всех вместе и попытаться найти общее.


<< >>