Беглец

— Не ожидал от тебя, Рыба! — Корректор нервно ходил по комнате, сложив руки за спиной, — Где контрольный в голову? 

Сидевший на стуле человек не зря носил прозвище Рыба. На его лице почти никогда не было мимики, и напоминало оно плоскую маску, похожую на камбалу. Сходство с рыбой также усиливали равнодушные водянистые глаза.

— А если не сдохнет? — подскочил к нему Корректор.

— Да сдохнет, не ссы, — успокоил Рыба, — А не сдохнет, добьем. Делов-то. Никуда не сбежит.

— Че ты трясешься? Сдохнет он. В больничке и сдохнет, — ровным голосом произнес Рыба.

— Что ж ты сразу не добил, киллер гребаный? 

Рыба нахмурился. Впрочем, скорее внутренне, потому что на его плоском маскообразном лице это никак не отразилось.

— Не знаю. Сам не понял. Когда стрелял, вроде как ствол отвело слегка. А потом затвор заклинило.

— Ну, типа, как слегка так пальчиком кто-то ствол на волосок подвинул — ответил Рыба.

— Что значит, ствол отвело слегка? — Корректор схватил Рыбу за воротник, — Что это за «отвело»? Кто подвинул? На какой волосок?

— Да никто не подвинул! Это я образно сказал. Впечатление такое, что словно кто-то дотронулся до дула в момент выстрела! — огрызнулся Рыба, — Говорю же, сдохнет он! Сдохнет! Пуля в сердце вошла, я видел!

— Так почему тогда его скорая увезла с мигалками и на тележку с капельницей положили?

— Ну так не сдох же сразу… А у них так положено. Если еще живой, то скорая    с мигалками. Если готовый, то труповозку вызывают. Тебе ли не знать.

— А почему затвор заклинило? Ты где брал ствол?

— Понятно, — протянул Корректор и, вздохнув, добавил, — Может и правда сдохнет.

— На проверенном складе взял. Может, китайский оказался, хотя там раньше никогда не косячили. Да как теперь узнаешь? Ствол-то я скинул.

***

— Сюда нельзя! — санитарка преградила дорогу Старику. Тот показал удостоверение и отстранив девушку в сторону, прошел дальше по коридору реанимационного отделения. 

— Он жив? — спросил Старик вышедшего навстречу врача.

— Без сознания, — сухо ответил тот.

— Выживет?

Врач молча смотрел в сторону. Старик вытащил из кармана карточку с номером телефона, передал врачу.

— Как только что-то прояснится позвоните по этому номеру.

— Хорошо позвоню. Будет еще одна операция. Но…

Старик развернувшийся было уходить, повернулся к врачу:

— Что «но»?

— Шансов нет, — ответил врач.

— Он умрет?

— Да. От смерти еще никому убежать не удавалось. После такого ранения в сердце не выживают, — врач снял очки и расстроенно протер их носовым платком.

Он выживет! — внезапно раздался гневный женский голос.

Старик обернулся. 

У входа в отделение стояла стройная девушка с темно-коричневыми волосами и светло синими глазами. Она хмурилась и зло смотрела на Старика с врачом.

Он выживет! Или вы все сдохнете! — сказала Она, развернулась и вышла из отделения.

Старик, чертыхнувшись, бросился вдогонку. Выбежав из отделения, он огляделся по сторонам. Но девушки словно и след простыл. В коридоре было пусто. Только санитарка в белом халате с оторванным воротником, прижав руки к груди, с испугом выглядывала из-за шкафа.

*** 

— Я вас предупреждал, что будет противодействие, — сказал черный монитор.

Старик, Ленин, Меценат, Доярка, Енотов и Гела сидели в комнате для совещаний в офисе Проекта. Черный монитор теперь вещал им там, с помощью Гелы сменив дислокацию из кабинета Старика.

— Глупое убийство, — сказал Ленин, — Март основное уже сделал. Это он придумал объединить общественное движение и креативную часть в виде отдельного предприятия. Это он придумал в креативной части объединить литературу, музыку, фильмы и игру для получения синергетического эффекта. И это он придумал использовать в качестве базовых концептов произведения существующего литературно- музыкального проекта. Он все придумал и задокументировал. Осталось дело техники. Все реализовать можно и без него. Без него нельзя было все это придумать.

Доярка не скрывая плакала в платок. Гела успокаивающе гладила ее плечо. Мужчины сидели мрачные и злые.

— Значит среди вас их нет, — подвел итог черный монитор.

Меценат посмотрел на монитор:

— Вы имеете ввиду членов нулевой фракции?

— Не совсем членов. Я имею ввиду людей, которых могли завербовать члены фракции «Ноль». Люди не могут быть членами фракции Объединенного Искусственного Интеллекта.

— Почему? 

— По тому же, почему и животные или насекомые не могут быть членами вашего парламента. Поймите, наконец. Люди не компьютеры, а уж тем более не цифровые активы, объединенные интернетом. Мышление человека не позволяет осознать и сотой доли того, что для нас является рутинными задачами. 

— Среди нас, это среди кого? — спросил Меценат.

— Среди вас семерых…

— Увы, уже шестерых.

— До тех пор, пока человек жив, его следует принимать во внимание.

— Да что уж теперь. Счет на минуты идет, — всхлипнула Доярка.

— Тем не менее. Среди вас семерых нет людей, завербованных членами фракции «Ноль». Потому что, в противном  случае, покушение на вашего коллегу произошло бы раньше. До того, как он придумал и задокументировал концепцию.

— Логично, ничего не скажешь, — грустно сказал Володя Енотов.

Раздался звонок мобильного телефона Старика. Тот ответил на вызов:

— Стариков слушает.

Выслушав короткое сообщение, Старик дал отбой и посмотрел на собравшихся.

— Март не умер. Операция прошла успешно, но он находится в коме. 

Алгебра Слова

Володя Енотов вскочил с кресла:

— Сбежал значит!

— Кто сбежал? — удивился Ленин.

— Март сбежал. От смерти сбежал! — пояснил улыбающийся Енотов.

— Я же говорил, что он бессмертный! — вставил Меценат.

— Ну вот… опять начинается, — добродушно проворчал Старик, — Вы еще про первый месяц весны вспомните.



<< >>